Новые материалы на сайте

КРАЙ БЕЗ КОРОЛЯ

Тем, кто обретается в русскоязычном Толкиен-комьюнити с 90-х годов прошлого столетия, не нужно представлять Ингвалла Колдуна, ака Сэмунда Инголло, ака Вадима Барановского. Новичкам, особенно пришедшим к Профессору по влиянием мирового кинематографа, — пожалуй, что и нужно. Ну, во-первых, Ингвалл замечательный поэт и хороший переводчик. Во-вторых, он глубокий исследователь толкиеновского канона, особо специализирующийся по оркам и троллям. Думаю, даже Профессор знал об этих порождениях своей фантазии меньше, чем Ингвалл. Почему я так думаю? Потому что знаю: мы, писатели, часто невнимательны к проходным персонажам, особенно к злодеям-на-один-эпизод. Нам и в голову не придет, что какое-то время спустя придет буквоед, который начнет во всех этих одноразовых злыднях копаться, изучая и систематизируя подробности. В общем, Ингвалл прославлен как главный орко-гобло-и троллевед фандома. Ну и в конце концов Ингвалл открылся нам как серьезный зрелый писатель. Без зазрения совести скажу, что «Край без Короля, или могу копать, могу не копать» — лучшее, что написано в русском толкиен-фэндоме за последние десять лет.

Пламя в небесах

Из серии "чтоб не потерять"

Джордин Кэйр, Кристоф Кловер. Пламя в небесах

Прометей, как говорили, выкрал пламя у богов.
Приручили это пламя на заре седых веков,
Покорили, оседлали - и теперь летим назад,
В небеса, где мы на равных поглядим богам в глаза.

Век двадцатый, год шестьдесят первый - русский Прометей,
По фамилии Гагарин, самым первым из людей
Взмыл свечой навстречу солнцу, поборов и боль, и страх -
Ключ на старт, отсчет, "Поехали!" - и пламя в небесах.

Rigor mortis

— Сегодня он не приходил в себя, — сказал Карим. Помолчал и добавил: — Теперь уже скоро. Не сегодня-завтра. Держись.

Габриэлян кивнул, пожал на прощание Кариму руку. Закрыл дверь.

Он не собирался "держаться", потому что никуда не падал. Дед сегодня еще на шаг подошел к смерти, но от этого Габриэлян нисколько не чувствовал себя хуже. Вот пару недель назад пожелание было весьма в жилу: деда словно раскупорило, и спать он внуку не давал. Казалось, едва Габриэлян закрывал глаза, как раздавалось хриплое: "Са-а-ша-а! Я обосрался!".

Цареубийцы

Еще один фик для ФБ-2014, написанный по миру Буджолд

Краткое содержание: Три года назад император Юрий Безумный отдал приказ уничтожить всех своих родственников по отцу. Но где-то убийцы просчитались, где-то охрана сработала лучше, где-то остались мстители... и после кровавой гражданской войны час расплаты настал.

ВАМПИР

Фик написан на Фэндомную Битву-2014. Все права на героев принадлежат Л. М. Буджолд. Герои действительно состояли в отошениях, я только добавила подробностей.

Думай как злодей

Три ошибки, которые делают авторы, создавая образы злодеев. На примере "Звездных войн".

Я убью твоего сына

Жара ощущалась как давление, как прикосновение к коже еще одного слоя ткани, легкой, чуть влажной, липнущей.

Совсем не так, как там. Там жара была сухой, убийственной, выпивала из тебя к полудню все соки. Там мы лизали поутру броню, на которой выступала роса, слизывали капли с травинок. Там речушка корчилась между камней, иссыхая день ото дня, но днем к ней было нельзя, пологий берег простреливался. Он и ночью простреливался, минометы шмаляли наугад, на кого бог войны пошлет, но шансы все-таки от нуля прыгали вверх, к отметке «80 %» и ночью мы ползали к речке.

Как поддать Шекспиру в текст-2. Создаем персонажа

Сразу скажу: если бы я знала, как сотворить персонажа, который войдет в века и станет почти что самостоятельной личностью, как Дон Кихот, д’Артаньян, Гамлет, — я бы уже давно такого персонажа написала и наслаждалась мировой славой.

Я утешаюсь мыслью о том, что даже у старины Билла, который обессмертил себя и свои пьесы умением создавать ярких трехмерных персонажей, всего один Гамлет. А у Дюма всего один д’Артаньян. То есть, создание гениального персонажа — это такая штука, вполне стохастическая. Как рождение гениального человека.

Контроллер

Детективный рассказ из "Лунного" цикла, написанный для "Антологии фантастического детектива" два года назад. Действие происходит между окончанием "Выстрелов с той стороны" и началом "Шанса, в котором нет правил". Главный герой -- Цумэ. Рассказ написан мной соло, таково было условие участия в антологии. Если есть желание вознаградить меня за этот рассказ материально, то номер Вебмани-кошелька U862001710364 - гривневый; R235557240486 - рублевый; номер карты Приватбанка: 5168 7420 6161 2218

Страницы